Фандом: Ориджинал, исторический. Пергам, 3-й век до Р.Х.
Жанр Разберемся=)
Рейтинг: как выйдет
Основной/желаемый пейринг (если есть): Леокадий/Эвмен(мой герой)
Главный герой (можно проставлять ссылкой на профиль или дневник): Эвмен - Ваш покорный слуга
Пожелания к игре (количество игроков: не ограничено, не более ..., приватная игра): не более двух игроков, игра ведётся от третьего лица, оформляется согласно нормам русского языка (то есть без звёздочек, скобок и прочего), на графическом описании секса я не циклюсь, мне важнее атмосфера и психологизм... в общем, как обычно.
Пожелания к игрокам: - знание истории древнего мира, желательно знание мистериальных культов на уровне Мережковского, грамотная речь и умение воссоздать атмосферу
N.B.: Пергам. Третий век до Рождества Христова. В столицу молодого и процветающего государства в середине лета приезжает посланец Родосского архонта, Эвмен. На пиру, затеянном в честь прибытия дорогого гостя он видит юного Леокадия и понимает, что влюблен в него. Но Леокадий - галат, предназначенный отцом, старейшиной рода Болгием, в жрецы Аттиса, посвящение должно произойти не позднее осеннего равноденствия, а значит, времени у наших героев немного. Но Леокадий пришелся по душе царскому брату, хитрому и растленному Хромцу, и тот сделает все, чтобы заполучить мальчика...

Сюжет взят из моего романа, незаконченного в связи с печальными обстоятельствами, но героям очень хочется дать жизнь и довести Аттизианскую мистерию до конца. Если вы любите солнце, горные леса, белокаменные города и древние культы, я жду вас близ Пергама, на Вилле Ныряльщиков, где и берет начало эта история...


Звенящее безумие ночи, полосы звездного серебра на балюстрадах и кружево теней на лицах. Слишком долго Эвмен не пил вина, и темное вавилонское ударило в голову, забилось в крови раненым зверем, зажгло зрачки. Статная персианка рядом улыбалась, откусывая от горбушки пирога, и румяная корочка шла трещинками, а ежевичный сок пятнал белизну зубов, мелких и ровных, как у хорька, и двумя островами выступали складками хитониска плечи; щедрая, она обняла его и привлекла к себе, шепча что-то ласковое… сквозь аромат лаванды он чуял кисловатый запах женского тела, по-звериному водил тонко вырезанными ноздрями.
Болгий довольно усмехнулся и хлопнул в ладоши.
… Где-то далеко, невидимые за колоннами, нежным ветерком зашелестели флейты; им вторил мелодический напев арф и лир. Музыка крепла, сплетаясь в искристую сеть, маня душу туда, в черно-сквозистое многозвездное небо, шептала экстазно о тайнах богов, до которых – не более протянутой руки, как до золотого плода Гесперид-Вечерниц. Все чище и выше становились звуки, все прихотливее и совершеннее ткалось их полотно, пока в хор не ворвался странный, дикий звук галатского инструмента, меха с трубками, он тревожно рассыпался, отдаваясь глухими ударами сердца, и зазвучал снова, как сдерживаемое рыдание, и под него мягко ступая, вышел из лиственной мглы высокий нумидийский жеребец караковой масти, на нем без седла – тонкий мальчик, в венке из астр, в божественной наготе; стройное, по-подростковому угловатое, лишенное растительности тело казалось еще изящнее по контрасту с темной мощью коня, злобно косившего огненным глазом.
Музыка звучала, постепенно ускоряя ритм, и, повинуясь едва уловимому движению алой ленты повода, жеребец поднялся в рысь, четкую четырехтемповую, не сходя с места; подковы отбивали такт с размерностью клепсидры, и мальчик, чуть откинувшись назад, сидел не по-скифски, отводя согнутые ноги далеко назад, но – опустив их совершенно прямо и разведя носки; такая посадка была внове для Эвмена, и его удивление было настолько велико, что Геронид обернулся к Виндамаре, жующей виноград.
- Как это он?
Жена Болгия дернула плечом.
- Так ездим мы, галаты… Потому среди потомков Бренна нет кривоногих.
Еще одно касание руки – теперь конь галопировал, медленно поворачиваясь вокруг левой задней ноги, посолонь, невесомо реял волнистый хвост, а мальчик, удерживая поводья левой рукою, стал медленно выгибаться назад, опираясь правой о лоснящийся круп. Когда конь совершил полный круг, его юный наездник, внезапно выпрямившись, бросил повод, послав зверя в высокий прыжок, на краткий миг оторвавшись от земли, конь отбил в воздухе задними копытами и, вновь коснувшись земли, вздыбился, развевая гриву. Но, послушный твердой руке, опустился на передние колени, кланяясь. Всадник спрыгнул и теперь стоял рядом, потупившись; теперь Эвмен отчетливо видел: совсем мальчик, вряд ли больше пятнадцати – очень хрупкий, узкий в кости. Под тонкой кожей отчетливо проступали кости и сухожилия, на шее нервно билась жилка. Левый бок, от нижних ребер и до паха, покрывал татуированный узор из листьев плюща, тонкой работы. Гости разразились восторженными выкриками; повинуясь внезапному порыву, Геронид разомкнул сарматский браслет и бросил его юному созданию, ловко поймавшему подарок на весу.

@темы: Original, slash, жду игроков, игровое, философия